автор: Прошкина Яна Евгеньевна

Педагог – психолог МБОУ СОШ 73

Дефицит эмоционального интеллекта педагога как фактор виктимизации подростка

Прошкина Яна Евгеньевна

Педагог-психолог МБОУ СОШ 73, магистрант кафедры управления образованием, программа «Организационная психология управления», НГПУ, младший научный сотрудник лаборатории социально-психологической виктимологии личности профессора Е.В. Руденского, Новосибирск

Yana.proshkina.1995@mail.ru

Дефицит эмоционального интеллекта педагога как фактор виктимизации учащегося

 

Раскрывается проблема дефицита эмоционального интеллекта агента социализации, который выступает виктимогенным фактором в процессе социализации учащегося.  Приводятся результаты диагностики эмоционального интеллекта одной из общеобразовательных школ города Новосибирска.

Ключевые слова: эмоциональный интеллект, стиль общения педагога, цепной процесс виктимизации, виктимогенное общение.

Развитие эмоционального интеллекта одна из наиболее актуальных проблем современной психологии. Уровень развития компетенций каждого нового поколения отвечают за сохранения целостности общества, за его преобразование и совершенствование, за конструктивную онтогенетическую социализацию развивающейся личности.  Современное российское общество является обществом риска, оно ежедневно задает новые темпы, новые требования к способностям личности, позволяющие решать возникающие задачи, но актуальная ситуация в обществе показывает, что человек становиться все более уязвимым к критическим ситуациям в жизни, оказывается не в состоянии разрешить поставленные на определённом этапе развития задачи.  В подростковом возрасте важным этапом развития является решение эмоциональных проблем: выстраивание отношений со сверстниками, родителями, учителями, с противоположным полом. Наблюдая за тем, как подростки выстраивают отношения с разными социальными институтами, мы можем предполагать, что они не обладают должным уровнем развития эмоционального интеллекта, иначе мы бы не наблюдали столько случаев жестокости, бесчувственности, агрессии и избиений среди подростков. Развитие любой личности происходит в процессе взаимодействия с основными агентами социализации, и в данной статье мы рассмотрим дефицит эмоционального интеллекта педагога как фактор виктимизации учащегося, ведь через стиль общения педагога подросток формирует представления о том, как должны складываться отношения с окружающими. Концепт «виктимизация» мы понимаем, как процесс и результат превращения человека в жертву неблагоприятных условий социализации [1, с. 40]. Невозможно не отметить, что на просторах интернета видео где учитель кричит, оскорбляет ученика ничуть не меньше, чем видео о конфликтах подростков.

Организационно-педагогическим процессом социального взаимодействия агента социализации и субъекта социализации является интеракция [2, c.48]. Интерактивный стиль агента социализации определяет результативность управления социализацией, её психологическим механизмом выступают такие механизмы как подражание, идентификация себя с другими, принятие роли другого, имитация и идентификация [2, с. 51]. Агрессивный стиль общения педагога, унижение перед всем классом, негативная оценка перспектив развития, запугивание (например, перспектива оказаться на совете профилактики, вызов родителей в школу) ставит учащихся в ситуацию эмоционального дискомфорта.  Компенсацией эмоционального дискомфорта является аддикция и девиация [2, c. 52], т.е. то, о чем мы говорили раннее (агрессия, драки и т.д. среди учащихся). К тому агрессивный стиль общения, транслируемый педагогом, через механизмы указанные выше, становится нормой для учащегося.

Стиль общения педагога во многом зависит от уровня развития его эмоционального интеллекта.  Если агент социализации (учитель) сам имеет культурно-психологический дефект онтогенеза, обладает низким уровнем развития эмоционального интеллекта, его общение с подростком будет иметь виктимогенный характер и выступать в роли деструктивного механизма онтогенетической виктимизации личности. Сам же педагог будет выступать в роли виктимайзера, т.е. субъекта, действия которого депривируют конструктивную результативность механизма культурного социогенеза компетентности личности. Виктимайзер сам являясь жертвой онтогенетической социализации будет стремиться компенсировать личную виктимность через социальную роль [3, с. 49-50], в данном случае, мы говорим о роли учителя.

«Эмоциональный интеллект» по модели Р. Бар определяется как некогнитивные способности, знания и компетентность, дающие человеку возможности успешно справляться с различными жизненными ситуациями. ЭИ включает в себя следующие компоненты:  

а) Познание себя: осознание своих эмоций, уверенность в себе, самоуважение, самоактуализация, независимость.

б) Навыки межличностного общения: эмпатия, межличностные взаимоотношения, социальная ответственность.

в) Способность к адаптации: решение проблем, связь с реальностью, гибкость.

г) Управление стрессовыми ситуациями: устойчивость к стрессу, контроль за импульсивностью.

д) Преобладающее настроение: счастье, оптимизм [4, с. 31-32]

Д.В. Люсин определяет ЭИ как способность понимать свои и чужие эмоции (распознать и понять причину) и управлять ими. Способность управлять эмоциями подразумевает умение приглушать очень сильные эмоции или контролировать их интенсивность, способность контролировать внешнее их выражение [4, с. 33]

Е.Л. Яковлева, R. Busk определяют эмоциональный интеллект как способность действовать с внутренней средой своих чувств и желаний; J. D. Mayer P. Salovey, Г.Г. Горскова – как способность понимать отношения личности, выражающиеся в эмоциях, и управлять сферой эмоций на основе интеллектуального анализа и синтеза [5, с. 61].  

С целью изучения особенностей эмоционального интеллекта нами была проведена диагностика, в которой приняли участие 10 педагогов одной из общеобразовательных Новосибирских школ. Методом сбора информации стал тест эмоционального интеллекта Д.В. Люсина.

Установлено, что учителя имеют преимущественно низкий и средний уровень эмоционального интеллекта, который включает следующие особенности:

– 40% учителей имеют низкий уровень межличностного эмоционального интеллекта, 60% – средний, что говорит о том, что в силу своей некомпетентности педагог не всегда сможет понять и направить эмоции ученика в конструктивное русло, в случае возникновения конфликта между учащимися не сможет научить их как справиться с негативными эмоциями, так как сам не обладает этими навыками; аналогичные результаты показала шкала «внутриличностный эмоциональный интеллект», что говорит о неумении почти половины педагогов справляться со своими негативными эмоциями;

– положительные тенденции прослеживаются в умении контролировать эмоциональную экспрессию, 90% имеют средний уровень по данной шкале, 10 % – низкий;

– большая часть педагогов обладает средним общим уровнем эмоционального интеллекта, ни один педагог не показал высокого уровня развитие компонентов ЭИ не по одной шкале.

По результатам диагностики уже заметна общая тенденция в уровне развития эмоционального интеллекта педагогов, что говорит о необходимости осуществления более фундаментального исследования в этой области и о необходимости развития и усовершенствования компонентов эмоционального интеллекта учителей общеобразовательной школы.

Выше мы уже говорили о том, что учитель, обладающий дефектом онтогенетической социализации будет стремиться компенсировать личную виктимность через социальную роль. Способом компенсации для него будет выбор фрустрирующих, брутальных, агрессивно-жестоких, авторитарных отношений с учащимися.

Учащийся, а их в классе около 30, ежедневно испытывающий на себе агрессию педагога, превращается в жертву его некомпетентных действий, его неумения контролировать и регулировать свои эмоции, и сам, в свою очередь, встает на путь брутальной адаптации, которая реализуется через драки, буллинг и унижение других учащихся. Этот бесконечный массовый процесс захватывания все большего количества жертв агрессивной адаптации в социально-психологической виктимологии называется цепным процессом виктимизации. Цепной процесс виктимизации – это социально-психологический механизм разрушения общества за счет брутальной адаптации виктима, в процессе чего происходит субституция – перенос агрессии на новых людей и превращение их в новых жертв, которые встав на путь брутальной адаптации, совершают новый акт субституции, и запускается новое звено виктимизации [6]. Учитель с дефектом онтогенетической социализации является источником угрозы зарождения, формирования и развития личной виктимности учащихся.

Наша диагностика позволяет констатировать факт преобладания у педагогов низкого и среднего уровня эмоционального интеллекта, что является виктимогенным фактором в его дефицитном выражении. Это является риском зарождения и формирования новых жертв онтогенетической социализации и «подогревает» интерес к проведению более обширного исследования и говорит о необходимости проведения в данной школе мероприятий по формированию и развитию у педагогов компонентов эмоционального интеллекта.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Мудрик А. В., Петрина М. Г. Социально-педагогическая виктимология как отрасль знания [Электронный ресурс]. – URL: file:///C:/Users/user34/AppData/Local/Packages/Microsoft.MicrosoftEdge_8wekyb3d8bbwe/TempState/Downloads/sotsialno-pedagogicheskaya-viktimologiya-kak-otrasl-znaniya%20(1).pdf (дата обращения: 25.02.2019г.)
  2. Руденский, Е. В. Психология адаптивного функционирования личности: монография / Е.В. Руденский; Мин-во образования и науки РФ, Новосиб. гос. пед. ун-т – Новосибирск: Издательство НГПУ, 2015. – 160с.
  3. Руденский Е.В. Межличностная патология развития как клинико-социологическая характеристика интерактивного виктимогенеза [Электронный ресурс]. – URL: https://elibrary.ru/download/elibrary_36294085_52430245.pdf (дата обращения: 25.02.2019г.)
  4. Социальный интеллект: Теория, измерение, исследования /Под ред. Д. В. Люсина, Д. В. Ушакова. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2004. – 176 с.
  5. Крупская А.И. Дефект эмоционального интеллекта родителей, как фактор семейной виктимизации личности // Социально-психологическая виктимология личности. – Новосибирск: Изд-во НГПУ, 2015. – №2.
  6. Руденский Е. В. Депривационный виктимизм как социально-психологический механизм онтогенеза личной виктимности //Мир науки, культуры, образования. – 2013. – №. 1. – С. 141-146.